Братья кагановичи. Самые закрытые люди

КАГАНОВИЧ Михаил Моисеевич

(16.10.1888 - 01.07.1941). Кандидат в члены Оргбюро ЦК ВКП(б) с 10.02.1934 г. по 22.03.1939 г. Член ЦК ВКП(б) в 1934 - 1941 гг. Член ЦКК ВКП(б) в 1927 - 1934 гг. Член КПСС с 1905 г.

Родной брат Л. М. Кагановича. Родился в деревне Кабаны Чернобыльского уезда Киевской губернии. Еврей. Образование низшее: самоучка. Начинал рабочим-металлистом. За революционную деятельность неоднократно арестовывался царскими властями. В 1917 - 1918 гг. член штаба красногвардейских отрядов на станции Унеча Черниговской губернии. В 1918 - 1922 гг. председатель военно-революционного комитета в г. Арзамасе (Нижегородская губерния), председатель Суражского Совета рабочих и крестьянских депутатов (Смоленская губерния), уездный продовольственный комиссар в Арзамасе, член президиума Нижегородского исполкома губернского Совета, секретарь Выксенского уездного комитета РКП(б). Участвовал в экспроприациях хлеба у крестьян, занимался организацией работы продовольственных отрядов. С 1923 по 1927 г. председатель Нижегородского губернского совета народного хозяйства. По протекции младшего брата переведен в Москву. В 1928 - 1930 гг. член коллегии Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР. В 1927 - 1930 гг. кандидат в члены, в 1930 - 1932 гг. член президиума ЦКК ВКП(б). В 1931 - 1932 гг. начальник Главного управления машиностроения и металлообработки, заместитель Председателя ВСНХ. С 1932 по 1936 г. заместитель наркома тяжелой промышленности СССР (нарком Г. К. Орджоникидзе). Одновременно в 1935 - 1936 гг. начальник Главного управления авиационной промышленности Наркомтяжпрома. С декабря 1936 г. заместитель наркома, с 15.10.1937 г. по 11.01.1939 г. нарком оборонной промышленности СССР. Новому наркомату, выделенному из Наркомтяжпрома, передавались авиастроение, судостроение, танкостроение, точное приборостроение, оптика, производство вооружений, взрывчатых веществ, а также учебные заведения, готовившие специалистов для этих отраслей. Заместителями к нему были назначены И. Ф. Тевосян и Л. В. Ванников. Требовал от подчиненных самого решительного выкорчевывания врагов народа из оборонной промышленности. 03.08.1937 г. выступил на общем партийном собрании наркомата, сообщил о раскрытии на предприятиях отрасли шпионско-вредительских гнезд, аресте многих инженеров и техников. Дал задание внимательно присмотреться ко всем, кто был знаком и соприкасался с арестованными: «Обязанность коммунистов быть чекистами». С 11.01.1939 г. нарком авиационной промышленности СССР. Заложил основы авиационной промышленности. Ездил в США, изучал строительство авиазаводов. 10.01.1940 г. снят с поста наркома и направлен директором авиационного завода № 24 в Казань. В резолюции ХVIII Всесоюзной конференции ВКП(б) «Об обновлении центральных органов ВКП(б)» (февраль 1941 г.) один из пунктов звучал так: «Предупредить т. Кагановича М. М., который, будучи наркомом авиационной промышленности, работал плохо, что если он не исправится и на новой работе, не выполнит поручений партии и правительства, то будет выведен из состава членов ЦК ВКП(б) и снят с руководящей работы». По словам Л. М. Кагановича, «брата обвинили в том, что он с Ванниковым в заговоре, в шпионской организации, что будто бы вместе с Ванниковым и другими они с немцами - нелепость какая-то, и будто бы даже Гитлер имел в виду моего брата сделать чуть ли главой правительства» (Чуев Ф. И. Так говорил Каганович. М., 1992. С. 79). Покончил жизнь самоубийством во время проведения очной ставки. Согласно рассказу Л. М. Кагановича, ее по поручению И. В. Сталина проводили в Совнаркоме Г. М. Маленков, Л. П. Берия и А. И. Микоян. Для дачи показаний был вызван оговоривший его Л. В. Ванников и другие. Услышав, что они говорят, вспыльчивый М. М. Каганович чуть ли не с кулаками бросился на них, крича: «Сволочи, мерзавцы, вы врете!» Ему сказали: «Ты иди, пожалуйста, в приемную, посиди, мы тебя вызовем еще раз. А тут мы обсудим». Только начали обсуждать, вбежали из приемной и сказали, что М. М. Каганович застрелился. По одной версии, он вышел в приемную, по другой, в уборную, по третьей, в коридор. У него при себе был револьвер. По словам Л. М. Кагановича, записанным историком Г. А. Куманевым, именно он попросил И. В. Сталина провести очную ставку, поскольку был уверен в невиновности младшего брата. А он застрелился, предпочел смерть следственной тюрьме. По другой версии, обнародованной заведующим Общим отделом ЦК КПСС В. Н. Малиным на июньском (1957 г.) Пленуме ЦК КПСС, застрелился в уборной на Лубянке (Молотов. Маленков. Каганович. 1957. Стенограмма июньского Пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1998. С. 430). Существует и иное толкование этой истории: И. В. Сталин сказал Л. М. Кагановичу об имевшихся показаниях, уличавших его брата в связях с «правыми». Л. М. Каганович сообщил по телефону об этом брату, и он в тот же день застрелился. Похоронен без почестей на Новодевичьем кладбище. Избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР. Депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва. Награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. 06.05.1953 г. Л. П. Берия направил в Президиум ЦК КПСС на имя Г. М. Маленкова записку: «Министерством внутренних дел Союза ССР произведена проверка архивных материалов по обвинению тов. Кагановича Михаила Моисеевича в принадлежности к правотроцкистской организации. В результате проверки установлено, что эти материалы являются клеветническими, добытыми в б. НКГБ СССР в результате применения в следственной работе извращенных методов, а тов. М. Каганович, будучи оклеветан, покончил с собой. На этом основании МВД СССР вынесено заключение о реабилитации тов. М. Кагановича. Направляя при этом копию заключения МВД СССР по результатам проверки, считаю необходимым установить жене М. Кагановича - Каганович Цицилии Юльевне персональную пенсию» (АПРФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 439. Л. 2). 07.05.1953 г. записка Л. П. Берии была рассмотрена на заседании Президиума ЦК КПСС. Материалы бывшего НКГБ СССР в отношении М. М. Кагановича были признаны клеветническими. Его полностью реабилитировали (посмертно). Жене Цицилии Юльевне (1896 - 1959) выдали единовременное пособие в размере 50 тыс. рублей и установили персональную пенсию.

Будущий революционер Каганович Лазарь Моисеевич родился 22 ноября 1893 года в небольшой деревне Кабаны, что в Киевской губернии. Сведения о его отце неоднозначны. В советскую эпоху подчеркивалось, что Каганович был выходцем из бедной семьи. Однако современные биографы отмечают противоречащие этой версии свидетельства людей, знавших Лазаря ребенком. Так, некоторые из них называли Моисея Кагановича прасолом - скупщиком скота с немалым заработком.

Ранние годы

Кем бы ни был отец, сын не пошел по его стопам. Каганович Лазарь Моисеевич еще ребенком начал осваивать мастерство сапожника. С 14 лет он работал на обувных фабриках. Каганович был евреем, что не могло не сказаться на его положении в Российской империи. Большая часть иудейского населения была вынуждена терпеть черту оседлости и разные поражения в правах. Из-за этого множество евреев пошло в революцию.

Каганович Лазарь Моисеевич в этом смысле не стал исключением. Однако его партийный выбор был непривычным для еврея. В то время иудейское население массово присоединялось к анархистам, меньшевикам, эсерам и бундовцам. Лазарь же пошел по стопам своего старшего брата Михаила и в 1911 году примкнул к большевикам.

Молодой большевик

Жизнь молодого человека стала классическим примером для революционной среды. Его постоянно арестовывали на небольшие сроки, и большевик регулярно менял место своего жительства: Киев, Екатеринослав, Мелитополь и т. д. Во всех этих городах Каганович Лазарь Моисеевич создавал партийные кружки и профсоюзы сапожников и кожевников. Накануне революции он обосновался в Юзовке. Работая и агитируя на местной обувной фабрике, Каганович познакомился с молодым Никитой Хрущевым. В дальнейшем они поддерживали связь на протяжении долгих лет своего карьерного роста в партии.

После Октябрьской революции Каганович отправился в Петроград, где избрался в Учредительное собрание по списку большевиков. В дальнейшем занимался организацией агитаторской деятельности, в том числе и в только что созданной Красной армии. Когда разгорелась гражданская война, верный член партии стал работать на фронте: в Нижнем Новгороде, Воронеже и Средней Азии.

В Туркестане Каганович стал членом местного ЦК РКП(б) и вошел в Реввоенсовет Туркестанского фронта. Партийного функционера назначили председателем горсовета Ташкента. Тогда же Кагановича избрали во ВЦИК РСФСР. Стремительное движение по номенклатурной лестнице молодого члена партии не могло не остаться без внимания Сталина, в то время занимавшего должность наркома по делам национальностей.

Ставленник Сталина

Еще при Ленине молодой Каганович стал верным сторонником Сталина, поддерживающим его во внутрипартийной борьбе. Конфликт между разгорелся сразу после смерти своего бессменного вождя в 1924 году. Сталин, готовясь к противостоянию с Троцким и другими неприятными ему членами Политбюро, начал возвышать собственных ставленников. У Кобы был в качестве секретаря ЦК он мог предлагать кандидатуры своих людей на важные партийные посты.

Нашел свое место в этой схеме и Каганович Лазарь Моисеевич. Семья и молодость функционера были крепко связаны с Украиной - именно туда в качестве генерального секретаря местного ЦК рекомендовал его Сталин. В то время никакой диктатуры еще не было. Тем не менее коллективная власть не стала противиться этому предложению, и партия утвердила важное назначение.

На Украине

Оказавшись на Украине, Лазарь Каганович начал проводить политику против «украинизации» - поощрения национальной культуры, школы, языка и т. д. На новом посту большевик обзавелся множеством аппаратных противников, среди которых был председатель республиканского Влас Чубарь и нарком просвещения В 1928 году они добились своего, и Сталин отозвал Кагановича в Москву. За время пребывания на своей должности генеральный секретарь ЦК КП (б) Украины добился некоторого восстановления экономики после Гражданской войны.

Руководство коллективизацией

Вернув Кагановича в столицу, Сталин оставил его в своей кадровой когорте и назначил секретарем Московского комитета партии. Кроме того, Лазарь Моисеевич получил место в Политбюро. В ЦК он стал отвечать за сельское хозяйство. Как раз на рубеже 20-х и 30-х гг. крестьянству пришлось пережить раскулачивание. Каганович руководил созданием колхозов. Именно этого лояльного и исполнительного сторонника Сталин сделал ответственным за сложную государственную кампанию в деревне.

За вклад в коллективизацию Каганович одним из первых получил недавно созданный орден Ленина. Сталин, в очередной раз убедившись в его верности, сделал своего протеже председателем комиссии, осуществившей крупную партийную чистку в 1933-1934 гг. В это время Каганович оставался в Москве «за главного», когда вождь уезжал на целое лето на отдых на Черное море.

Во главе наркомата путей сообщения

Наступили В экономической гонке нашел себе применение и Каганович Лазарь Моисеевич. Биография функционера была бы неполной без упоминания его работы во главе наркомата путей сообщения. Назначенный на эту должность в 1935 году, он лишился поста в Московском комитете партии. Аппаратная перестановка была преподнесена в качестве повышения. С точки зрения самого Сталина, передвижения Кагановича вписывались в его собственную систему, внутри которой он никогда не концентрировал в руках одного своего ставленника слишком много должностей и власти.

При Лазаре Моисеевиче в наркомате путей сообщения добились повышения уровня перевозок, столь важного для тогдашней форсированной модернизации. Строились новые пути и обновлялись старые (некоторые из них пребывали в печальном состоянии из-за долгой эксплуатации и невзгод гражданской войны).

Московские стройки

За свои успехи Каганович получил орден Трудового знамени. Кроме того, в 1936 - 1955 гг. его имя носил Московский метрополитен (позже получивший имя Ленина). Именно нарком путей сообщения руководил строительством «подземки» в столице. Под его контролем проводилась и реконструкция Москвы. Город получил новый облик столицы пролетарского государства. В то же время было уничтожено множество церквей. Нарком курировал взрыв храма Христа Спасителя.

В конце 30-х Каганович по совместительству возглавлял энергетические и экономические ведомства (тяжелой, топливной и нефтяной промышленности). В Совнаркоме (правительстве) большевик стал заместителем председателя товарища Молотова.

В годы репрессий

В 1937 году Сталин приступил к новой крупнейшей кампании чисток в партии и Красной армии. Каганович, как полагается, всеми своими силами поддерживал инициативу начальника. Он стимулировал репрессии не только в собственном наркомате путей сообщения, но и предлагал искать вредителей и врагов народа на всех ярусах советского общества.

Каганович - сподвижник Сталина, получивший доступ к спискам, по которым расстреливали с санкции партийной верхушки. В кремлевских архивах остались десятки документов с подписью наркома. По подсчетам историков только по этим спискам расстреляли 19 тысяч человек. Другими такими приближенными к Сталину были Молотов, Ворошилов и Ежов (позже расстрелян). Каганович руководил чистками и на местах. Для этого он в 1937 году ездил в некоторые регионы СССР (в т. ч. Ярославскую, Киевскую и Ивановскую области). Партийный функционер оказался причастен и к печально знаменитому Катынскому расстрелу - убийству пленных польских офицеров.

Великая Отечественная война

Во время Великой Отечественной войны Каганович (как нарком путей сообщения) отвечал за эвакуацию предприятий на восток страны. Самая большая нагрузка легла на железные дороги, которые в целом со своей задачей справились. Советской промышленности удалось быстро наладить работу в тылу и начать все необходимые поставки на фронт. В 1942 году наркома включили в Военный совет Северо-Кавказского фронта. Впрочем, в основном он работал в Москве, а на юге бывал наездами. Однажды в Туапсе, где находился командный пункт, во время бомбежки его ранило осколком в руку. На фронте Каганович налаживал работу военных трибуналов и военной прокуратуры.

Во второй половине войны Сталин начал включать в Государственный комитет Обороны новых членов. Был среди них и Каганович Лазарь Моисеевич. Книги историков показывают, что он не играл в ГКО большой роли и во многом являлся номинальной и технической фигурой.

Потеря власти

В последние сталинские годы Каганович продолжал занимать высшие государственные посты. Как «хозяйственник» он был поставлен во главе министерства промышленности строительных материалов. Кроме того, Лазарь Моисеевич вернулся в политбюро ЦК КП(б) Украины.

После Каганович вступил в яростную партийную борьбу. Сперва он поддержал устранение Берии. Однако уже в 1957 году его вместе с Молотовым и Маленковым включили в новую «антипартийную группировку» и сняли со всех постов. Примечательно, что Каганович знал Хрущева еще со времен революции и на определенном этапе даже способствовал его возвышению в рядах сталинской номенклатуры.

Бывшего наркома отправили в почетную ссылку в Асбест, где он остался на партийной работе. В 1961 году он окончательно исключен из КПСС и отправлен в Калинин. Старость Каганович провел изолировано - его фигура больше никогда не появлялась на политическом горизонте. Уже во время перестройки до него смогли добраться журналисты, записавшие воспоминания одного из самых высокопоставленных советских чиновников сталинской эпохи. Бывший нарком умер 25 июля 1991 года в возрасте 97 лет.

Семья

Как и все приближенные Сталина, Каганович Лазарь Моисеевич, личная жизнь которого срослась со службой, пережил не одну семейную драму. Его старший брат Михаил, первый вступивший в партию большевиков, был наркомом авиационной промышленности СССР. В 1940 году его сняли с должности и вынесли предупреждение. Михаил, понимая, что скоро может стать жертвой НКВД, совершил самоубийство. Двум другим братьям Кагановича повезло больше. Израиль работал в министерстве молочной и мясной промышленности, а Израиль в наркомате внешней торговли.

Жена Кагановича Мария Приворотская вступила в РСДРП еще в 1909 году. В советскую эпоху работала в профсоюзах, руководила детскими домами и являлась депутатом Моссовета. Когда в молодости Мария занималась агитаторской партийной деятельностью, ее встретил будущий муж Каганович Лазарь Моисеевич. Дети этой пары: родная дочь Майя (подготовила публикацию мемуаров отца) и приемный сын Юрий.

У восточных славян, в XIII в. - у монголов.

Большой юридический словарь. - М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Синонимы :

Смотреть что такое "КАГАН" в других словарях:

    Абрам (Awrom Kagan) современный еврейский советский писатель. В 1923 дебютировал небольшим сборником стихотворений «Karbn» (Борозды). В свое время ценность их выражалась в том, что поэт сумел остаться в стороне от болезненно националистических… … Литературная энциклопедия

    КАГАНЕР КАГАНОВ КАГАНОВИЧ КАГАНСКИЙ КАНТОР КАНТОРОВИЧ КАНТУР КАПЛАН КАПЛАНОВ КАПЛАНОВСКИЙ КАПУРЕНИК КАРАГАНОВ КОГАН КОГАНОВ КОГАНОВИЧ КОГАНЗОН КАГАНОВСКИЙ Русифицированные еврейские фамилии начали появлятся с середины XIX в. Часть их… … Русские фамилии

    Город, Бухарская обл., Узбекистан. Возник в конце XIX в. как пос. при железнодорожчой ст. Новая Бухара (открыта в 1888 г.) и до 1902 г. также назывался Новая Бухара. В 1935 г. пос. переименован в Каган тюрк. князь, хан, а ст. с 1973 г.… … Географическая энциклопедия

    Олег Моисеевич (1946 90), российский скрипач. Первый исполнитель ряда произведений современных русских композиторов. Выступал в ансамбле с С.Т. Рихтером, Н.Г. Гутман (жена Кагана) и др … Современная энциклопедия

    - (тюркское), титул главы государства у древних тюркских народов (авар, печенегов, хазар и др.), с конца 8 начала 9 вв. наряду с титулом князь у восточных славян, в 13 в. у монголов … Современная энциклопедия

    - (до 1935 Новая Бухара) город (с 1929) в Узбекистане, Бухарская обл. Железнодорожный узел (Бухара I). 49,8 тыс. жителей (1991). Хлопкоочистительный, маслоэкстракционный заводы, мелькомбинат и др …

    - (тюрк.) титул главы государства у древних тюркских народов (авар, печенегов, хазар и др.), с кон. 8 нач. 9 вв. наряду с титулом князь у восточных славян, в 13 в. у монголов … Большой Энциклопедический словарь

    - (тюркское) титул главы государства у древних тюркских народов (авар, печенегов, хазар и других), с конца 8 начала 9 вв. наряду с титулом князь у восточных славян, в 13 в.Ч у монголов … Исторический словарь

    Сущ., кол во синонимов: 4 каан (2) повелитель (17) правитель (57) … Словарь синонимов

    В начальной летописи название хана хазарского, употребляетсякак синоним государя в Слове Илариона (похвала К. нашему Володимиру) ив Исповедании веры митр. Илариона … Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

Книги

  • Философия культуры. Учебное пособие для академического бакалавриата
  • Проблемы теории культуры. Избранные труды , Каган М.С.. Каган специалист в области философии и истории культуры, который на протяжении полувека издал множество публикаций и трудов по теории и истории искусства, а такжепо теории и истории культуры.…

В Гражданскую войну он был революционером в кожаной куртке, жёстко проводящим партийную линию, во времена Большого террора - основал советскую промышленность, построил новую Москву и столичное метро. А в старости дожил до краха всего, чему верой и правдой служил, - железный сталинский нарком Лазарь Каганович.

В дом номер 50 на Фрунзенской набережной двое пенсионеров переехали в начале шестидесятых. Жили они скромно: пенсию старик получал небольшую - 115 рублей 20 копеек. Зато его жене, старой большевичке, полагались и персональная пенсия, и продуктовые заказы - жить было можно, но вскоре она умерла. Старик часто рассказывал соседям о себе, и они слушали его, разинув рты. Еще бы - перед ними сидел бывший член Политбюро и заместитель председателя Совнаркома СССР, любимец Сталина, архитектор советской промышленности и новой, советской Москвы, чье имя долго носил столичный метрополитен.

В сравнительно вегетарианском 1957 году он бросил вызов своему же бывшему выдвиженцу, Хрущеву, и тот втоптал его в землю. Лазарь Каганович был сослан в город Асбест - руководить небольшим промышленным комбинатом, а через четыре года отправлен на пенсию и исключен из партии - это означало гражданскую смерть. Его дочь ходила по собесам с томом Большой советской энциклопедии, показывая в нем страницу об отце, но чиновники только руками разводили - им были нужны официальные бумаги, подтверждающие, что ее отец - «пенсионер союзного значения». А их ей не выдавали, и Лазарь Каганович оставался человеком без прошлого - и с маленькой пенсией. Персональную пенсию он получил лишь много позже.

Он пришел в революцию так же, как и тысячи других молодых людей из еврейских местечек. Черта оседлости, узаконенная дискриминация, постоянные погромы - всего этого было более чем достаточно, чтобы превратить их в готовую полыхнуть зажигательную смесь. Кагановичи жили в украинском селе Кабаны. Евреев там было немного, антисемитская пропаганда до крестьян не доходила, отношения были достаточно мирными. Но к 1905 году, когда Лазарю исполнилось 12 лет, деревня напоминала пороховой погреб. В деревне стало больше людей, затем начался земельный голод, вслед за ним пришла нищета. По воспоминаниям самого Лазаря Моисеевича, их семья была беднейшей из бедных: отец работал на смоляном заводе, пол в их хате был земляным, перебивались с картошки на квас. Впрочем, другие рассказывали, что на самом деле его отец был довольно состоятельным торговцем, и революционер Каганович мог вполне переписать свою биографию: кристально-чистое бедняцкое происхождение дорогого стоило - некое «советское дворянство».

Михаил, старший брат Лазаря, уехал в город на заработки и вернулся в Кабаны убежденным марксистом. Свою первую революцию братья Кагановичи сделали дома. В 1905 году вслед за всей страной заволновались и Кабаны. Крестьяне хотели добраться до местного помещика, но братья Кагановичи объясняли, что это только начало, а вообще, не худо бы взяться и за царя. Кончилось это побоищем: вооружившиеся вилами и дрекольем крестьяне разогнали стражников и сотских, но рядом располагался гренадерский полк, и в тот раз царизм в Кабанах взял верх. Халупу Кагановичей обыскали, но русские соседи спрятали агитационные брошюры у себя, и из этой воды братья вышли почти сухими. Так юный Лазарь Каганович попал в профессиональные революционеры.

Позже отец ему скажет:
- Не забывай, что ты еврей. Даже если ваши и победят, ты в лучшем случае станешь городовым.
Когда в 1918 году, после долгого отсутствия, Каганович наведался к родителям, отец его спросил:
- Ну, и кто же ты теперь?
Он был председателем Воронежского ревгубкома, но ответил кратко, чтобы не пришлось ничего объяснять:
- Да что-то вроде губернатора…
Старик внимательно его осмотрел, оценил одежду, сапоги - и, разумеется, не поверил.

Между этими двумя диалогами уместилась целая эпоха, включившая в себя и Первую мировую войну, и февральскую революцию, и октябрьский переворот. До октябрьского переворота карьера сына смолокура была достаточно обычной для революционера, после него - удачной, но блестящей она стала только после того, как на него сделал ставку Сталин.

Сначала Лазарь Каганович работал грузчиком и подбил коллег на забастовку, за что был уволен. В РСДРП он вступил 1911 году и дальше строил карьеру сугубо по «революционной линии»: высылался по этапу, бежал, вел нелегальную работу, организовал Союз сапожников, а в октябре 1917-го руководил восстанием в Гомеле, избрался в Учредительное собрание по большевистскому списку и стал председателем ревгубкома. Затем партия отправила его в Туркестан, и там он быстро вырос - стал членом бюро Туркестанского ЦК, председателем Ташкентского горсовета и членом Реввоенсовета.

Самым сильным впечатлением его жизни оказался мимолетный разговор с Лениным, позже он не уставал восторгаться Сталиным - и, похоже, не карьеры и выживания ради, а от души. Каганович - простой, закончивший только сельскую школу малообразованный молодой человек, но самоотверженно поверивший в идею. Сколько же их таких тогда было! К этому можно прибавить сильный, звучный голос и дар убеждения - они сделали его звездой митингов 1917-1918 годов. А еще Каганович умел руководить и обладал отличной организационной хваткой - это и приглянулось Сталину, приметившему Кагановича ещё в 1922 году, когда тот занимал скромную должность секретаря Центрального комитета Союза кожевников. Сталин сделал его заведующим организационно-инструкторским отделом ЦК, и в руках Кагановича сосредоточилось право назначения людей на должности в партийные структуры - он стал «кадровиком партии». Эта должность станет ключевой, её будут занимать самые проверенные люди - вплоть до Ежова, она станет трамплином к будущему взлету или преддверием смерти: потрафить «хозяину» удавалось не всем, многие не проходили проверку на лояльность. Но в 1922 году ставки еще не были столь высоки: страна пыталась прийти в себя от ужасов Гражданской войны и не жаждала новой крови, старые большевики ещё своих не расстреливали - это было абсолютным табу. Да и Сталин тогда был другим - об этом потом будут говорить многие его соратники. Выживший, мирно ушедший на пенсию Анастас Микоян скажет, что в конце 30-х и перед смертью Сталин был безумен. Каганович, до последнего дыхания сохранявший верность «вождю всего прогрессивного человечества», такого себе не позволял, но и он признавал: Сталин менялся, да так, что его было не узнать.

В старости, на Фрунзенской, Каганович любил вспоминать начало 20-х с их совнаркомовской атмосферой: работу до темна, жизнь в Кремле, прогулки без охраны, шутки и дружескую болтовню старых большевиков. Но он единственный среди соратников обращался к Сталину на «вы». А когда вождь предложил выпить ему на брудершафт, Каганович ответил, что не сможет ему тыкать, и спросил: «Вы могли бы так обратиться к Ленину?» Сталин задумался, и Каганович выиграл несколько очков в борьбе за политический рост и физическое выживание - тем более что Каганович, похоже, был совершенно искренен в этих словах.

Впереди был головокружительный взлет: через два года он стал членом ЦК, ещё через три - его секретарем, потом Первым секретарем ЦК ВКП(б) Украины, затем секретарем московского горкома партии, главой сельскохозяйственного отдела ЦК и, наконец, членом Политбюро и наркомом путей сообщения. С 1937 года Каганович становится одновременно наркомом тяжёлой промышленности, наркомом топливной промышленности и наркомом путей сообщения в статусе заместителя председателя Совнаркома. Фактически в его руках оказывается управление всей советской промышленностью. Это многое говорит не только о Кагановиче, но и о времени, в котором он жил, и исполинских задачах.

Впрочем, решение таких задач едва ли по плечу одному человеку, с учётом чудовищно низкого качества советского управления и производства. Особенно остро это обнаружилось в войну: ломалась и выходила из строя военная техника, у истребителей ПВО постоянно отказывали пулеметы, отсюда, кстати, такая статистика таранов - другого выхода у лётчиков не было. В 1942 году Каганович потерял пост наркома путей сообщения, однако его преемник генерал Хрулев, бывший по совместительству начальником тыла Красной армии, справлялся с работой еще хуже. Он был снят с поста, и наркомом железных дорог вновь назначили Кагановича. Сталин истреблял людей миллионами, но безусловно верных, а кроме этого ещё и работоспособных было мало - и вождь тасовал все ту же колоду.

И Каганович был продуктом своего времени, душевной тонкости ему явно не хватало, оттого с подчиненными нарком был груб, да и благие побуждения оборачивались болью: например, когда Кагановичи захотели взять мальчика из детдома, старшая дочь Майя привезла беленького. И Каганович отправил его обратно: «Никто не поверит, что это мой сын!» О чувствах ребенка никто, разумеется, не думал. Беленького заменили черненьким, но, повзрослев, он сильно разочаровал приёмного отца.

Каганович, как и требовало время, обвинял железнодорожников во вредительстве, чохом, вместе со всеми, подмахивал расстрельные списки, был безжалостен в проведении «линии партии». В нём была смесь истовой веры, стремления выделиться и желания уцелеть.

Это ему удалось: он с достоинством пересидел антисемитскую кампанию, отказавшись вместе с другими именитыми евреями подписать письмо против «врачей-убийц», отговорившись фразой: «Я не еврейский общественный деятель, а советский министр!» Пережил и собравшегося под конец жизни расправиться с ближайшими соратниками Сталина. А после смерти «вождя всех народов» Каганович стал одной и ключевых фигур в партии. И вместе с другими китами старой сталинской гвардии - Молотовым, Маленковым и Булганиным - захотел остановить круто забиравшего себе всю власть Хрущёва. Но толком заговор составить не сумели, Хрущёва поддержал министр обороны, любимый народом «маршал победы» Жуков, и большинство ЦК встало «за Никиту».

В результате Каганович вместе с соратниками превратились в «антипартийную группу» и отправились в политическое небытие. В 1961 году, после исключения из партии и выхода на пенсию, оно оказалось приправлено непривычной для Лазаря Моисеевича нищетой. В отставке он сильно смягчился, стал терпим, у него неожиданно для окружающих даже появилось чувство юмора. На жизнь Каганович не жаловался: дочка добавляла к его пенсии 20 рублей, еще 10 рублей присылал брат.

Он прожил на Фрунзенской почти 30 лет, и они могли бы послужить основой для романа. На мир вокруг Каганович продолжал смотреть из тридцатых годов. Брежнев, которого он знал лично, казался ему не способным к управлению добряком Маниловым. В крах СССР он не верил: «рабочие скажут свое слово, Союз будет жить». Каганович ни о чем не жалел, но о многом постарался забыть, стереть из своей памяти: иначе с таким психологическим грузом и не выжить. Он умер в Москве 25 июля 1991 года, за три недели до ГКЧП и за несколько месяцев до распада Советского Союза, готовясь к беспощадной идеологической борьбе и работая над новой программой партии. Возможно, его долголетие было ему божьей карой.


Увы, в российской космической отрасли произошло очередное ЧП. К счастью, все космонавты остались живы и благополучно совершили аварийное приземление в Казахстане. Но произошедшее вновь ставит вопрос об ответственности.

Кому только не приписывали фразу: «У каждой аварии есть имя, фамилия и должность». Однако чаще всего сходятся во мнении, что первым её произнёс народный комиссар путей сообщения Лазарь Каганович. И вот мы снова вынуждены цитировать советского наркома, поскольку плановый запуск космического корабля «Союз-МС» обернулся аварией.

Похвально, конечно, что Рогозин сразу вылетел к месту приземления экипажа, и так далее.
«Для выяснения причины аварии на РН Союз-ФГ моим решением образована государственная комиссия. Она уже приступила к работе. Изучается телеметрия. Службы спасения работают с первой секунды аварии. Система аварийного спасения корабля Союз-МС сработала штатно. Экипаж спасён».

Это всё, конечно, похвально, но после драки кулаками не машут. И народ это прекрасно знает, о чём свидетельствуют комментарии к процитированному твиту Рогозина. Вот несколько цензурных.

«Надо уйти самому, чтобы вернулись те ИНЖЕНЕРЫ, которые НИКОГДА не будет подчиняться гуманитарию. Если, конечно, это не спецоперация по снятию МКС с орбиты досрочно с целью оставить США без космоса. Тогда можете поработать парторгом в Роскосмосе. Не выше».
«Рогозин, м.б. причина именно в Вас? И комиссия не нужна никакая!»
«Если у Вас есть, хотя бы капля совести и уважения к себе и своей стране, уйдите в отставку...ну ведь вы же уничтожаете последнее, что у нас осталось, космическую промышленность, хотя нет, ещё балет остался».

Это, конечно, можно списать на происки скрывающихся за псевдонимами евроукров, но и люди, которые вовсе не прячут лиц, тоже не склонны давать Рогозину какую-нибудь скидку.

Армен Гаспарян: «Проходят столетия, меняется политический строй, но вечная беда нашего служивого сословия в виде стремления показуху втюхать - никуда не девается».

Может, и правда нужно вернуть космическую отрасль полностью под контроль военных, как требуют в комментариях? Ведь у них, по крайней мере, в последнее время всё летает туда, куда нужно, и ракеты не падают.

Какие бы кадровые выводы не были сделаны после этой аварии, ясно одно – так продолжаться не может. Если руководитель не может организовать работу своих подчинённых так, чтобы они не косячили, то это непрофессиональный руководитель, и делать в важных для государства отраслях ему нечего. Пусть идёт в частный сектор, потренируется там безаварийно запускать, например, хотя бы летательные аппараты для опыления посевных площадей. А уж когда научится – там видно будет.